Ассоциация журналистов и СМИ Зарубежья
20 июня 2019 $ 63.98  € 71.64

«Чайка» в прочтении Джона Ноймайера на сцене театра Станиславского и Немировича-Данченко

Грандиозный подарок к столетию музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Знаменитый хореограф Джон Ноймайер покажет свою интерпретацию легендарного балета «Чайка». В постановке он смешал академическое исполнение и современную школу, сохранив ту самую чеховскую атмосферу.

Пластика, которая сильнее слов. Чеховская «Чайка», рассказанная языком танца. Балетный мир на сцене театра Станиславского и Немировича-Данченко под музыку Чайковского, Скрябина и Шостаковича. Всемирно известный хореограф Джон Ноймайер, давно влюбленный в русскую культуру, открывает зрителям свое прочтение классической «Чайки». Любовь и страсть к театру переплетаются на сцене.

«Чехов пишет своих персонажей, которые раскрываются через сказанные слова. Я же пересказываю эти слова танцем, объясняю то, что стоит за словами. Так я говорю о природе поступков героев. Знаете, Чехов много смысла вкладывает в то, что скрыто между строк, и я стараюсь в этом быть на него похожим», — говорит хореограф Джон Ноймайер.

«Чайка» в прочтении Джона Ноймайера на сцене театра Станиславского и Немировича-Данченко
«Чайка» в Театре имени Станиславского и Немировича-Данченко Фото: moscowseasons.com

В «Чайке» Ноймайер ищет для каждого героя свой неповторимый пластический язык. Пытается передать в танце внутренний мир персонажей, их мысли и переживания.

«Мы даже не думаем о технике, потому что живем своими персонажами. Самое важное — пронести историю именно спектакля драматического, наполненного эмоциями, чувствами», — говорит солистка балета, исполнительница партии Нины Валерия Муханова.

«Мне особенно интересно работать с новыми молодыми артистами. Каждый танцор, каждый художник на сцене привносит что-то особенное в постановку», — отметил хореограф-постановщик балета «Чайка» Джон Ноймайер.

Чеховские актрисы на сцене превращаются в балерин, писатели — в балетмейстеров. Аркадина оттачивает па у балетного станка, а Костя Треплев — революционный хореограф, дерзкий новатор-авангардист, который снова и снова терпит фиаско в поисках любви.

«Вечно в надежде, начиная с самого начала и до конца спектакля. Он вечно надеется на любовь, ответ Нины, на то, чтобы его услышали. Наивный молодой человек», — говорит солист балета, исполнитель партии Треплева Евгений Жуков.

Джон Ноймаер признается — Чехов давно его захватил. Подействовала и магия имени Станиславского.

«Важно, что ноймайеровский балет поставлен на столетие этого театра, к тому же по Чехову. Когда «Чайка» была только написана, ее не приняла публика. Но когда Станиславский поставил ее два года спустя, это был тотальный успех. Все персонажи у Ноймайера настолько сложны по характеру. Думаю, зритель это почувствует», — сказал художественный руководитель балетной труппы Московского академического музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Лоран Илер.

В чувствах, выраженных в танце, Ноймаер открывает зрителю новый балетный мир, где и сегодня по-чеховски «все любят и все нелюбимы».

25 ноября 2018 в 13:36
Теги