Ассоциация журналистов и СМИ Зарубежья
3 октября 2022

На даче Валентина Распутина под Иркутском откроется мемориальный музей

На даче Валентина Распутина под Иркутском откроется мемориальный музей

Путь на бывшую дачу Распутина в порту Байкал избалованному туристу может показаться тяжелым, но точно — баским. В Сибири это значит — красивым, ярким и даже лихим.

Еще бы — сначала вы в Листвянке садитесь на паром, который тащит между Байкалом и истоком Ангары сотни душ, машины, животных и птицу. Это действительно лихо и красиво — с одной стороны бежит к Иркутску Ангара, с другой пытается перелиться за горизонт Байкал. На берегу вас — опять же не без лихачества — обдает паром ретропаровоз Кругобайкальской железной дороги. Неприятно, но вот ветер сносит дым к поселку, и вы видите вычищенный дождями чугун и тунгусскую улыбку помощника машиниста.

Тут уж не удержать себя от ответной улыбки. И вот вам совет — прибавьте ходу, пока тот же помощник не прибавил пару. Идите мимо списанных гигантских пароходов, мимо полузаброшенных деревянных строений, переходите железку, и там, где расступаются скалы, ищите взглядом кусты сирени под отвесной скалой. За кустами и будет бывшая дача Валентина Распутина, которую вот уже много лет друзья писателя, его родственники и поклонники пытаются сделать мемориальным музеем. И вот теперь, кажется, над этой идеей забрезжил свет, хотя у некоторых, по-прежнему остается вопрос: а зачем тут музей, ведь есть же один в Иркутске, и еще один в родной для писателя Аталанке? (Ударение, кстати, на первую букву).

Дача Распутина — это веранда, крохотная кухонька и такая же комнатка с окнами на две стороны. Сегодня здесь живет свояченица писателя Евгения Ивановна Молчанова и ее муж, поэт и друг Валентина Григорьевича Владимир Скиф. Родственники Распутина к моему приезду напекли пирожков и теперь рассказывают, как «Валюша» пил чай: «Он начинал день с крепкого чая, это была целая церемония, и Света, моя сестра, всегда была готова налить ему вторую кружку, когда он допивал первую».

На даче Валентина Распутина под Иркутском откроется мемориальный музей

Евгения Ивановна не ради байки рассказывает об утреннем ритуале, как женщине и самой близкой к Распутиным родственнице, ей важно показать, что Валентина Григорьевича не было бы без его жены. Светлана Ивановна даже настояла, чтоб тот ушел с работы ради литературы, и при этом никогда не нагружала его хозяйством. На той же даче, купленной в первой половине семидесятых, она сама разбила огород. «Прошлые хозяева держали куриц, так тут травинки не было, к тому же под ногами одни камни и скалы, и Света с сыном Сережей носили сюда землю». Тут в разговор вступает Владимир Скиф, у него мужская партия: «Валюша сам посадил сирень, сам скамеечку сделал. С нее он любовался Байкалом. И я больше скажу — дух Распутина до сих пор здесь, я лично это чувствую».

В порту Байкал Распутин написал свою самую проникновенную повесть «Прощание с Матерой», а также многие рассказы, в том числе знаменитый «Что передать вороне?». «Ворона осталась, она по-прежнему с Валюшей разговаривает, — заметила Молчанова, когда мы вышли в огород, — а вот ручеек, который он в рассказе описывает, пересох, жалко так».

Об этой же даче Распутин упоминал во многих своих произведениях, в эссе «Байкал предо мною…» признался, что жизнь здесь вспоминает «как лучшее, по мне сшитое из всего, что выпадало затем во многих поисках и бытовых одеждах».

«Чего греха таить, — говорит Скиф, — здесь он был счастлив и здесь он написал свои лучшие произведения». Если уж совсем не бояться погрешить перед историей, то, по большому счету, что остается хранителям памяти писателей, которые не успели родиться во времена усадеб, а жили и работали в типовых квартирах и отдыхали на дачах? Им остается открывать музеи на этих считанных квадратных метрах и каждый раз доказывать, что не место красит человека. Хотя берег Байкала, бесспорно, источник красоты, но если сама дача еще выглядит весело — с цветными ставнями и окнами на озеро, то вот летнюю кухню — а именно в ней писал Распутин — впору сравнить с халупой.

«У нас нет ни здоровья, ни денег, чтобы привести в порядок эту кухоньку, место, где рождались произведения Валюши, но я считаю, что открыть здесь музей — дело чести для сибиряков», — говорит Евгения Молчанова. Памятное место до недавнего времени было на замке, который, кстати, сам Распутин когда-то и купил.

Но буквально на днях в порту Байкал побывал президент Российского книжного союза Сергей Степашин, который лично очень любит распутинскую прозу и публицистику. Увидев «халупу» и попробовав угощения Молчановой, он пообещал поговорить с губернатором Иркутской области Игорем Кобзевым, «чтобы вопрос решился наверняка». И — поговорил. «Все хорошо, музей будет, — рассказал Сергей Вадимович, когда мы с ним встретились в Иркутске на вручении премии имени Распутина, — я считаю, что место, где написана одна из важных повестей нашей литературы «Прощание с Матерой», и где писатель показал, что значит быть с душой природы, не может быть заброшенным».

Кто-то спрашивает: а зачем тут музей, ведь есть же в Иркутске и в родной для Распутина Аталанке?

В музее Валентина Распутина в Иркутске этой новости сильно обрадовались. «Было бы неплохо со временем сделать музеем всю дачу, но пока можно начать и с кухоньки, ведь мы все равно возим туда экскурсии, у нас есть целый тур «Порт творчества Байкал», — рассказывает заведующая отделом «Музей В.Г. Распутина» Елена Манушкина.

Новость прилетела и в порт Байкал, и, коль все так быстро закрутилось, здесь уже начали собирать экспонаты. Евгения Ивановна протягивает мне конверт, заполненный рукой Валентина Григорьевича: «Ничего странного не замечаете?» — «Тут же полно ошибок!» — «Да, — Молчанова расплывается в улыбке, — Валюша любил меня подкалывать, и однажды написал вот такое письмо, что даже девочки на почте взялись за сердце». Конверт и письмо вполне могут стать экспонатом нового музея. Как и еще сотни документов и вещей, до сих пор хранившихся только у родственников.

А вот тот самый замок, которым Распутин закрыл свою кухоньку, теперь экспонат другого музея, литературного, в Брянске, его у Владимира Скифа выпросил еще один участник недавней делегации, председатель Союза писателей России Николай Иванов. «А я ему и отдал, — ничуть не жалея о сделанном подарке, говорит Владимир Петрович, — думаю, что получилось символично. Так сказать, двери к Валюше открылись».

26 августа 2022 в 13:19