Ассоциация журналистов и СМИ Зарубежья
25 мая 2020 $ 71.88  € 78.44

Живущий в турецкой Аланье ветеран ВС России рассказал о своей жизни под немецкой оккупацией

Живущий в турецкой Аланье ветеран ВС России рассказал о своей жизни под немецкой оккупацией

Живущий в турецкой Аланье ветеран ВС России, полковник в отставке Марлен Кравцов поделился своими воспоминаниями о том, как советские люди отметили победу в Великой Отечественной войне 75 лет назад, а также о своей жизни под немецкой оккупацией.

«Люди смеялись и плакали»

«Мне тогда было 14 лет, семья наша жила в Харькове. У нас был обычный двор — такой же, как показан в сериале «Ликвидация» о послевоенной Одессе, с такими же деревянными лестницами и общим туалетом. О Победе сообщили по радио в ночь на 9 мая. Я проснулся от криков и шума около 4 часов утра. Кто-то стрелял вверх, весь двор поднялся, люди смеялись, буквально прыгали от счастья. Царило общее ликование. Но кто-то из женщин плакал и говорил: «А мой муж не вернётся…». Это хорошо передано в песне — «праздник со слезами на глазах», — вспоминает Кравцов.

Жизнь в оккупации

До этого на долю его семьи выпали два года жизни в немецкой оккупации. «Мы не смогли эвакуироваться, когда наши отступали, вынуждены были остаться и выживать под сапогом коварного и жестокого врага. Если в первое время оккупанты вели себя еще более-менее по-человечески, то после того, как они потерпели сокрушительное поражение под Москвой в декабре 1941 года, их настроение сразу изменилось, и они начали зверствовать», — рассказывает Марлен Иосифович.

«У нас не было ни электричества, ни спичек, ни нормальной еды, ни соли, ни одежды. За нарушение немецких приказов грозил расстрел. Комендантский час с 6 вечера до 8 утра, детей фашисты могли избить, или просто отшвырнуть ногой. Мы жили в постоянном страхе, наша жизнь ничего не стоила», — продолжает собеседник агентства.

В августе 1943 года они с матерью решили бежать через линию фронта к своим.

«Бежали к деду, который жил в 35 километрах от Харькова. Уже потом мы узнали, что в это время началась великая Курская битва. Мы оказались на ее левом фланге. Выбежали из города, слышали вдалеке канонаду, но мы к ней уже привыкли, да и возвращаться уже было поздно, поэтому мы побежали вперед, к нашим», — делится своими воспоминаниями Кравцов.

«Это была великая многонациональная страна»

«В какой-то момент мы услышали шум низко летящих самолетов, шла их черная туча, мы упали на землю лицом вниз. Самолеты шли низко, издавая могучий гул. Я поднял голову, увидел на крыльях красные звезды и закричал: «Мама, это наши!» И я наполнился колоссальной гордостью за нашу великую армию, за нашу армию, за наших летчиков. Пусть они отомстят за все: за концлагеря, за облавы с овчарками, за голод, за муки наши, за пленных, которых убивали на наших глазах», — рассказывает полковник в отставке.

После того, как самолеты скрылись, мальчик с мамой встали и увидели советских солдат.

«Их было человек 20: они были усталые, в пыли. Мама смотрела на них и плакала. Мы не разделяли их на русских, украинцев, башкиров, таджиков… Мы говорили: это немцы, фрицы, а это — наши! Это была великая многонациональная страна и великая многонациональная армия», — говорит Кравцов.

«Турки меня очень уважают»

После войны он поступил в Сумское военное артиллерийское училище, служил на офицерских должностях в советской армии, в отставку ушел полковником. В Турцию переехал по состоянию здоровья, живет в Аланье уже 8 лет.

«Турки относятся ко мне очень уважительно. А когда они увидели меня однажды в парадной форме, то мне было даже неудобно за такое внимание. Очень приятно, что люди здесь относятся с таким почитанием к военным и вообще к пожилым людям», — рассказывает Кравцов.

Накануне Дня Победы поздравить Марлена Иосифовича приехал российский консул в Анталье Иван Степанов, который вручил ему цветы и подарок — альбом о российской армии. В этот же день ветеран и его супруга отметили 51-ю годовщину своей свадьбы.

9 мая 2020 в 00:34