Ассоциация журналистов и СМИ Зарубежья
23 сентября 2021 $ 72.88  € 85.49

Донецк и Луганск решили объединить усилия для поиска захоронений жертв конфликта на Донбассе

Донецк и Луганск решили объединить усилия для поиска захоронений жертв конфликта на Донбассе

Представители обеих народных республик, подписавшие соглашение о взаимодействии, надеются, что так они быстрее смогут установить судьбу пропавших без вести в ходе боев или в результате обстрелов со стороны украинских силовиков.

Имена этих жертв донбасского конфликта потерялись семь лет назад, когда засыпали землей братскую могилу в Снежном. С тех пор они пропавшие без вести. Предположительно, здесь и убитые в боях ополченцы, и погибшие от обстрелов мирные жители.

Приблизительно здесь находится, по нашей информации, около 58-60 останков людей. При первичном открывании гробов с останками мы видим пока только гражданскую одежду, камуфляж отсутствует, – сообщил  Виктор Гаврилов, заместитель начальника отдела по расследованию преступлений против мира и безопасности человечества Следственного управления Генпрокуратуры ДНР.

Лето 2014-го. Снежное занято ополченцами. 15 июля город бомбит украинская авиация. Затем несколько недель ВСУ обстреливает его «Градами». До конца августа здесь кромешный ад, те, кто в спешке хоронят неопознанных погибших, сами рискуют жизнью.

Дарья Морозова, уполномоченный по правам человека в ДНР:

«В условиях тех реалий, которые были в 2014 году, невозможно было их по-другому похоронить. Здесь были усиленные, ожесточенные бои. Нужно просто отдать дань тем, кто похоронил в братской могиле».

За семь лет с начала в таких стихийных захоронениях на территории Донбасса нашли останки 253 человек. В том числе, по словам участников эксгумации, женщин, подростков и людей со следами пыток. Эти материалы пополнят доказательства по уголовным делам, возбужденным в ЛНР и ДНР. Еще 354 человека до сих пор в списках пропавших без вести. Родственники все эти годы мучаются в неведении. Или и того хуже, знают, что близкий человек погиб, но не могут это подтвердить.

Даже сегодня приходили с утра ребята, местные жители. Они по именам даже знают, что вот лежит такой-то, вот лежит такой-то. Я спрашиваю, свидетельство о смерти получили? К сожалению, нет.  А есть ребенок этого погибшего, есть жена. И получается, ребенок не получает никаких пенсий по утере кормильца, и жена как бы при живом муже, – делится Дмитрий Калашников, начальник бюро судебно-медицинской экспертизы ДНР.

Поиском и опознанием теперь займутся специальные Межведомственные комиссии. Договорившись о сотрудничестве, их создали в обеих непризнанных республиках. После эксгумации все останки пройдут экспертизу, появится общая база ДНК погибших и тех, кто до сих пор ищет своих родственников. Эта схема уже отработана во многих локальных конфликтах, но важно, чтобы ее приняли по ту сторону линии разграничения.

Цель всего этого, чтобы потом, в дальнейшем, этой информацией обмениваться с Украиной. Мы хорошо знаем, что многие жители Донецкой, Луганской республик уехали на территории Украины. И тоже разыскивают своих погибших. И для этого, конечно, нужна общая работа, – продолжает Дмитрий Калашников, начальник бюро судебно-медицинской экспертизы ДНР.

Другой вопрос, готовы ли к этому киевские власти? С самого начала переговоров в Минске ДНР и ЛНР предлагали Украине создать единый механизм по поиску пропавших людей и идентификации останков. Но за шесть лет никаких шагов навстречу. А созданная в Киеве согласно украинскому же закону «О пропавших без вести» комиссия так и не смогла приступить к работе.

Алексей Кручинин

20 августа 2021 в 14:51