Ассоциация журналистов и СМИ Зарубежья
20 июня 2019 $ 63.98  € 71.64
Делить на шесть: чем закончится для Киева и Тбилиси «Восточное партнерство»

Делить на шесть: чем закончится для Киева и Тбилиси «Восточное партнерство»

Официальной целью соглашения было оказание помощи натерпевшимся от России «младшим братьям». Реальной вывести из зоны российского влияния

Десять лет назад, в мае 2009 года, Евросоюз выступил с проектом сотрудничества с шестью бывшими республиками СССР, получившим название «Восточное партнерство». Официальной целью соглашения было оказание помощи натерпевшимся от России «младшим братьям». Реальной — привязать к себе и вывести из зоны российского влияния «буферные» государства. Что получилось на деле?

Делить на шесть: чем закончится для Киева и Тбилиси «Восточное партнерство»

«Ласковые телята»

Поиск союзников для решения геополитических, экономических и военных задач в современном мире не прекращается ни на минуту. В этой ситуации малые государства Европы чувствуют себя, как невесты на выданье: женихов увивается много, можно позволить себе кокетничать, сравнивать объемы предлагаемого ими «приданого» и даже выбирать, диктуя свои условия претендентам на руку и сердце.

Анализируя сегодня положение вещей, можно с уверенностью сказать: 10 лет назад Армения, Азербайджан, Белоруссия, Грузия, Молдавия и Украина решили попробовать себя в роли ласкового теленка, который, как известно, двух маток сосет. Все они практически сразу после распада «Союза нерушимого» записались в Союз Независимых Государств. Украина, правда, только в качестве ассоциированного члена, но остальные — по полной программе.

СНГ оказался организацией, мягко скажем, маложизнеспособной. Сериальное «что-то пошло не так» — недостаточно емкая формулировка, чтобы точно передать всю степень расстройства названных государств, рассчитывавших, как ранее в СССР, больше получать, чем отдавать. И потому их положительная реакция на предложение Евросоюза удивления ни у кого не вызвала. Дополнительно их ободрило выдвинутая Швецией и Польшей идея дать им право подать заявку на вступление в Европейское сообщество. Украине, Грузии и Молдавии такой поворот событий особенно понравился. Киев всерьез поверил, что Брюссель сделает всё, что надо,сам и приведет-таки незалежную железной рукой к счастью. В Тбилиси потеряли последние иллюзии касательно СНГ сразу после «войны 08.08.08», и, собственно, выбирать к моменту создания «Восточного партнерства» было уже не из чего. Молдавии, завидовавшей соседней Румынии по причине ее «европейскости», тоже хотелось «быть как все».

Делить на шесть: чем закончится для Киева и Тбилиси «Восточное партнерство»
Президент РСФСР Б.Н. Ельцин (слева) и председатель Верховного Совета Республики Беларусь С.С. Шушкевич (справа) подписывают Соглашение о создании Содружества Независимых Государств. Белорусская ССР. Беловежская пуща, правительственная охотничья дача Вискули. 8 декабря 1991 года Фото: РИА Новости/Юрий Иванов

Армения и Азербайджан по-прежнему предпочитают играть на две стороны, а Белоруссия, как пишет немецкая Handelsblatt, «остается очень сильно привязанной к России, что очень беспокоит ЕС, опасающийся, что Москва и Минск в конце концов создадут из двух бывших союзных республик одно общее великорусское государство».

Антироссийская пропорциональность

16 мая нынешнего года в Брюсселе состоялся саммит «Восточного партнерства», посвященный юбилею проекта и подведению некоторых (положительных, естественно, иначе зачем всё это затевалось?) итогов. К несомненным успехам партнерства, как выяснилось, следует отнести два факта.

За прошедшие 10 лет через ЦБ Евросоюза «инвестировали» в страны партнерства €8,7 млрд. По данным, представленным на саммите из неназванных источников, «в настоящее время в шести восточных государствах при поддержке ЕС осуществляется реализация 95 программ. Наибольшие вложения произведены в Украину (€5,5 млрд) и Грузию (€1,84 млрд). Меньше всего досталось Азербайджану (€96,3 млн).

За тот же срок ЕС предоставил «восточной шестерке» 125 тыс. разнообразных кредитов, которые, по словам комиссара по иностранным делам Евросоюза Федерики Могерини «предназначались для развития гражданского общества» — деньги ссужали «в первую очередь для раскручивания социально значимых проектов, то есть улучшения экологии, развития энергетики и улучшения инфраструктуры». На деньги, уже полученные от ЕС, и те, которые еще придут, будет отремонтировано и построено заново 5 тыс. км автомобильных и железных дорог.

Делить на шесть: чем закончится для Киева и Тбилиси «Восточное партнерство»
Начало встречи партнеров ЕС «Восточного партнерства» в Брюсселе. 13 мая 2019 года Фото: REUTERS/Olivier Hoslet

Звучит красиво. Пока не вспомнишь, что в понятия «инфраструктура» и «энергетика» входит газотранспортная система Украины, которая продолжает пребывать в плачевном и взрывоопасном состоянии, несмотря на все направленные в ее адрес средства (вопрос, дошли ли они, — тема отдельного исследования).

Объемы полученных странами кредитов тоже наводят на размышление. По странному стечению обстоятельств сильнее других профинансированы Евросоюзом два государства, наиболее активно демонстрирующие антироссийские тенденции. Не просто декларирующие желание вступить в НАТО, но и периодически издалека даже угрожающе помахивающие оружием в сторону Кремля. Азербайджан с Арменией между собой и без того «на ножах», так что тратить деньги на них особо не требуется.

Как утверждает та же Hadelsblatt, «главной целью европейской политики добрососедства состоит в том, чтобы ЕС был окружен кольцом миролюбивых и стабильных государств». Желаемое (заявленное) сильно расходится с действительным: для оценки состояния большинства из стран шестерки «восточных партнеров» самым подходящим определением является термин «хаос». Экономические показатели за прошедшее десятилетие чаще давали повод для уныния, чем для радости, — даже если долго, глубоко и вдумчиво копаться в статистике, позитивные изменения удастся обнаружить только в ее аграрной части. Что до промышленности, то об «успехах» Украины в деле развала всего того, что досталось ей в наследство от СССР в таких отраслях, как атомная энергетика и машиностроение, и местная и зарубежная пресса сообщают едва ли не ежедневно.

Делить на шесть: чем закончится для Киева и Тбилиси «Восточное партнерство»
Экс-президент Украины Петр Порошенко выступает на юбилейном саммите «Восточное партнерство» в Брюсселе. 14 мая 2019 года Фото: Global Look Press/Petro Poroshenko

Идеал — стабильная нестабильность

Всем странам — участницам партнерства Брюссель в свое время предложил держать курс на вступление в ЕС, что их очень стимулировало морально — и продолжает стимулировать. До уровня соответствия нормам Евросоюза (так называемый Индекс восточного партнерства), установленных для претендентов на вступление в альянс (среди критериев: оценка коррупции, соблюдения прав человека, свободы слова, ВВП на душу населения и пр.), ни одна из шести стран так и не дотянула. Наивысший показатель — у Украины (0,73), которая «демонстрирует легкий прогресс». Грузия, Молдавия и Армения — «легкий регресс». То есть подводя черту под десятилетием свершений, можно с уверенностью сказать, что правильнее было бы это десятилетие назвать «эпохой топтания на месте».

По мнению западных экспертов, в верхах Евросоюза «существуют опасения, что интеграция в сообщество нестабильных государств может привести к турбулентности всей системы, именуемой Евросоюзом». За подтверждением тезиса о том, что сопротивление планам расширения ЕС внутри альянса существует, далеко ходить не надо: достаточно вспомнить, как в начале 2017 года население Нидерландов проголосовало против нового соглашения с Украиной, а президент Франции Эммануэль Макрон отказался участвовать в 5-м саммите «Восточного партнерства» (эти встречи проходят каждые два года). Масла в огонь подлили протесты Будапешта, высказавшего недовольство ущемлением Киевом венгерского языка на территории незалежной.

Делить на шесть: чем закончится для Киева и Тбилиси «Восточное партнерство»
Здание Европейского совета в Брюсселе Фото: РИА Новости/Алексей Витвицкий

Европейские лидеры не спешат добиваться от Украины выполнения Минских соглашений, в которых прописан механизм решения «донбасского вопроса». И похоже, происходит это не потому, что Германия и Франция, участники «нормандской четверки» не могут надавить на Киев. А прежде всего потому, что не хотят. Ведь ни одно государство, имеющее неурегулированные территориальные споры, не может быть принято ни в НАТО, ни в ЕС. Этим же объясняется, почему Грузия и Молдавия тоже обречены стоять в листе ожидания еще очень долго — даже весьма позитивно настроенные по отношению к ним высокопоставленные деятели Евросоюза осторожно озвучивают в приватных беседах мнение, что «вхождение кого-то из восточной шестерки случится лет через 25, не ранее».

Анализ всего вышеперечисленного позволяет сделать вывод: Евросоюзу «Восточное партнерство» нужно. Но не для того, чтобы подтянуть членов «шестерки» в экономическом плане до уровня хотя бы самых слабых государств ЕС. У Брюсселя хватает других проблем, да и для приложения денег найдутся куда более интересные места, чем черные дыры экономик Грузии или Украины. Нельзя не согласиться с упомянутой выше Евой Фишер, что «ЕС нужна полоса буферных государств, отделяющих альянс от России». То есть чужих, не входящих ни в ЕС, ни в НАТО. Членов «шестерки» надо поддерживать всё время в положении «надеющихся, что их примут в Европу». Сильно увлекаться инвестированием денег в их экономику тоже не следует, ибо страны, где господствует хаос, намного легче поддаются внешнему управлению, чем государства, уверенно чувствующие себя. Кроме того, придерживая их на коротком поводке обещаний принять в союз, можно подталкивать эти страны к действиям, направленным против России.

26 мая 2019 в 19:51